Монголо-татарское нашествие
   
Предисловие
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Послесловие
 

ОСАДА СТОЛЬНОГО ВЛАДИМИРА

Начиная осаду Владимира, монгольские военачальники узнали, по-видимому, об отступлении Юрия Всеволодовича с частью войска на север и опасались внезапного контрудара. При подготовке такого контрудара владимирский князь мог бы опереться на Суздаль, который находился всего в 30 км от столицы.

В Суздале завоеватели не встретили сильного сопротивления. Основным прикрытием суздальской крепости были водные рубежи: с трех сторон «град» окружала река Каменка, а с четвертой — глубокий ров, заполненный водой. Зимой водные преграды не представляли особой опасности для осаждающих. По льду монголо-татары легко подошли к стенам. К тому же в Суздале почти не осталось войска. Часть воинов ушла на север вместе с великим князем, а часть была отозвана на помощь Владимиру. Поэтому город был взят монголо-татарами с ходу. Через день отряд, громивший его, вернулся в лагерь Батыя. Многочисленные пленные, взятые монголо-татарами при разгроме Суздаля и его окрестностей, были использованы завоевателями для осадных работ.

6 февраля монголо-татары начали активную подготовку к штурму Владимира. «В субботу,— сообщает летописец, — начали (татары) готовить лес и пороки (камнеметные машины) ставить до вечера, на ночь огородили тыном около всего города Владимира». Одновременно начался обстрел города из осадных орудий. Многопудовые камни обрушились на стены и башни. Через городские стены полетели горшки с горючими веществами, вызывая многочисленные пожары. Для устрашения защитников города монголо-татары проводили под стенами тысячи пленных, нещадно избивая их плетьми.

 

Осада и штурм Владимира

 

В этот решительный момент, накануне общего штурма, князья и бояре фактически устранились от руководства обороной. Напуганные приготовлениями к штурму, они с благословения владимирского епископа Митрофана постриглись в монахи. Владимирская знать, вместо того чтобы с мечом в руках отбивать приступы врагов, молилась и ждала «ангельской смерти», за которой якобы должно было последовать «вознесение» в рай.

В этом эпизоде ярко проявилось отрицательное, парализующее волю к сопротивлению влияние православной церкви. Церковники с самого начала объявили монголо-татарское нашествие «бичом божьим», «карой божьей во грехи людей», призывали к молитве и посту, а не к борьбе с иноземными завоевателями. Не случайно именно новопостриженные «монахи» князья Всеволод и Мстислав покинули осажденный город и поехали с богатыми дарами в лагерь хана Батыя просить ханской «милости». Южнорусский летописец сообщает, что Всеволод с братом «убоялся» битвы и сам вышел из города с «малой дружиной», везя с собой «дары многие», по Батый не принял мирных предложений и повелел его «перед собою зарезати».

Дружинники и вооруженные горожане, оборонявшие стены и башни Владимира, оказались без руководства.

Между тем яростный обстрел города из метательных орудий продолжался. Огромные камни сбивали со стен защитников, расщепляя бревна частокола. Стены в нескольких местах обрушились. В проломах началась жестокая сеча — владимирцы грудью встретили «приступивших» татар. До позднего вечера продолжался бой. Защитники Владимира сумели отстоять стены «Нового города». Штурм был отбит.

Рано утром 7 февраля штурм возобновился. Основной удар монголо-татары опять наносили с запада, со стороны «Нового города», где городские стены не были прикрыты естественными препятствиями. Каменная твердыня «Золотых ворот» по-прежнему оставалась неприступной для врагов, но деревянные стены, расшатанные многодневным обстрелом, не выдержали. Рухнул большой участок стены южнее «Золотых ворот», против церкви Спаса. Почти одновременно укрепления «Нового города» были пробиты еще в нескольких местах: у «Ирининых ворот», у «Медяных ворот», у «Волжских ворот».

1[2]3
 
   
   
What You Need to Know about Uterine Fibroids During Pregnancy